Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

Рогацкин Дмитрий Васильевич 4762

Уважаемые читатели, для поддержания работы сайта трудится 52 человека. Оцените нашу работу простым лайком, Мы будем Вам очень благодарны:

В последние годы на многих стоматологических выставках, конференциях и других мероприятиях можно услышать высказывания о необходимости междисциплинарного подхода к решению большинства проблем в стоматологии.

Эта логичная и прогрессивная идея подразумевает не только единообразие понимания сути патологии, например, хирургом-стоматологом и терапевтом-стоматологом, но также предполагает возможность тесного сотрудничества стоматологов с ЛОР-врачами, неврологами, дерматологами, психотерапевтами и т. д.

Естественно, в этом случае каждому специалисту необходимы дополнительные знания, выходящие за рамки узкой специализации. Например, знание анатомии, физиологии и патологии верхнечелюстных синусов необходимо для комплексного междисциплинарного подхода при лечении заболеваний верхней челюсти независимо от этиологии.

Однако в реальности или, скажем так, «на местах» никакой единой междисциплинарной концепции при лечении, например, такой болезни, как «гайморит», не наблюдается.

Про единство взглядов оториноларингологов и стоматологов вообще не приходится говорить: в России эти два специалиста исторически не понимают друг друга и с удовольствием занимаются «спихотерапией».

Если ЛОР-врач диагностирует односторонний синусит, не сопровождающийся серьезным ухудшением самочувствия пациента, и выясняет, что на стороне поражения есть депульпированные зубы, гайморит автоматически объявляется одонтогенным, а стоматолог зачастую переадресует больного к «смежнику» вообще при любом подозрении на гайморит. В результате пациенты порой месяцами ходят по кругу «пока не кончится зима и оно само пройдет».

Однако в последнее время наблюдается явный раскол во взглядах на проблемы субантральной области также у стоматологов терапевтов и стоматологов хирургов. Связано это со столкновением двух тенденций.

Прежде всего терапевтическая стоматология, и в частности эндодонтия, бурно развивается, демонстрируя колоссальный прогресс в тактике и методике, что весьма положительно сказывается на результатах лечения зубов.

С другой стороны, в хирургической стоматологии все еще доминирует пристрастие к радикальным мерам и исторически сложившееся еще в советское время скептическое отношение к тому, что зуб вообще можно качественно вылечить терапевтическими методами.

В результате до сих пор существуют и работают два фактора, препятствующие реализации концепции междисциплинарного подхода к лечению одонтогенного верхнечелюстного синусита: панический страх терапевтов перед «пазухой» и фундаментальная уверенность хирургов в том, что причинный зуб необходимо удалять.

Понятно, что в прошлом веке в нашей стране такое понятие как «эндодонтия» (в цивилизованном представлении) не существовало в принципе. Эта «буржуйская» наука пришла к нам совсем недавно, и терапевты, можно сказать, только-только овладели ее основами.

А хирургов, действующих ныне практикующих специалистов ни основам, ни современным принципам и концепциям этой дисциплины никто вообще не учил и не собирается. В то же время «гайморит» — это уже нозология, выходящая за рамки компетенции терапевта, и право последнего слова, так сказать, окончательного приговора, остается по традиции за хирургом.

Однако tempora mutantur et nos mutantur in illis. Квалифицированная эндодонтия у нас в стране уже есть — это свершившийся факт, и эндодонтисты успешно лечат пульпиты и периодонтиты.

Апикальным периодонтитом традиционно называют воспаление тканей, окружающих верхушку корня зуба, к коим относится губчатая кость альвеолы, твердая пластинка альвеолы (lamina dura), связочный аппарат и цемент корня.

Чтобы вылечить периодонтит, необходимо в первую очередь остановить поступление микроорганизмов и продуктов их жизнедеятельности из корневого канала зуба. Делается это путем ортоградной дезинфекции и обтурации корневого канала зуба.

С остальным справляется местный клеточный иммунитет поскольку, в отличие от невитального зуба, периодонт богат кровеносными сосудами.

Если задаться вопросом: что же представляет собой апикальный периодонтит на верхней челюсти в случае выступания апекса корня в просвет гайморовой пазухи? — то выяснится, что роль твердой пластинки альвеолы будет выполнять тонкий, в долю миллиметра, слой остеонов нижней стенки синуса, а вместо губчатой кости в наличии будет только слизистая оболочка пазухи (рис. 1). Таким образом, при такой анатомии любая интоксикация со стороны корневого канала автоматически и непременно вызывает воспаление слизистой оболочки верхнечелюстного синуса, а это в свою очередь должно квалифицироваться как гайморит. Тактика врача при периодонтите стандартна и несомненна — устранить источник инфекции. Конечно, зуб можно удалить, но зачем взрывать дом, чтоб убить в нем тараканов? Потом ведь негде будет жить. Логичнее использовать более современные средства борьбы со злом. Так и здесь: при развитии классического одонтогенного гайморита в современных условиях бывает достаточно простерилизовать и обтурировать корневые каналы причинного зуба и тем самым устранить причину воспаления. Для квалифицированного специалиста это уже не является серьезной проблемой.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 1. MPR области верхней челюсти, сектора II; корни зуба 26 полностью выступают в просвет верхнечелюстного синуса (указано стрелками).

Проблема заключается в другом — в постановке достоверного диагноза. Как известно, симптомы одонтогенного гайморита заметно отличаются от таковых при риногенном синусите, а причинный зуб реагирует на «основные» методы обследования совсем не так, как при периодонтите на нижней челюсти, поскольку в периапексе нет внутрикостного давления, определяющего болевой синдром.

Традиционное в этом случае радиодиагностическое обследование, состоящее из панорамной томографии, внутриротовой съемки зуба и снимка ППН в носо-подбородочной укладке, не может обеспечить однозначного подтверждения или опровержения одонтогенности процесса. Но, как уже упоминалось, время идет и многое меняется.

Уже несколько лет в широком доступе для стоматологов и ЛОР-врачей имеется конуснолучевая компьютерная томография.

Этот метод трехмерной визуализации структур челюстно-лицевой области как раз и позволяет стопроцентно определить этиологию патологического процесса в верхнечелюстном синусе и абсолютно точно указать не только собственно причинный зуб, но также определить корень и выявить конкретный канал корня ответственный за развитие антральной патологии (рис. 2).

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 2. MPR области верхней челюсти, сектора II; в процессе предшествующего эндодонтического лечения не был обнаружен и обтурирован второй канал в мезиальном щечном корне зуба 26 (аксиальный реформат, указано стрелкой); 26 хронический апикальный абсцесс от МВ2 со свищем в верхнечелюстной синус, отмечается нарушение целостности ремоделированной костной стенки дна синуса (корональный реформат) и деструкция наружной кортикальной пластики альвеолярного отростка в области проекции мезиального щечного корня (рендеринг).

Как известно, прогрессивные технологии, внедряясь в практику, нередко серьезно меняют привычные взгляды на обычные вещи.

Так, с развитием возможностей трехмерной радиодиагностики стало очевидно, что определение «одонтогенный гайморит» — слишком узкое и не охватывает весь комплекс патологических процессов полости рта, приводящих к воспалению верхнечелюстных синусов.

Например, при пародонтите, когда в полости рта на стороне поражения зубы остаются интактными или качественно вылеченными, нередко происходит разрушение костной ткани межзубной перегородки на всем протяжении.

За счет этого формируется ороантральная фистула и развивается одна из самых тяжелых и трудно диагностируемых форм синусита, сопровождающаяся склеротической перестройкой костной ткани всех стенок пазухи по типу конденсирующего остита (рис. 3) и другими характерными симптомами.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 3. Хронический левосторонний пародонтогенный гайморит, конденсирующий остит стенок верхнечелюстного синуса (указано стрелками на аксиальном реформате), ороантральная фистула в области разрушенной межзубной перегородки зубов 25 26 (парасагиттальный реформат, указано стрелкой).

Это уже, по сути, не одонтогенный, а пародонтогенный гайморит, ибо собственно зубы не служат в этом случае непосредственной причиной для развития заболевания. Другой пример — осложнение после операции имплантации в субантральной области, — в этом случае зубов в зоне вмешательства не было вообще.

Таким образом, более емким и логичным термином, обозначающим комплекс патологических процессов в верхнечелюстном синусе, возникновение и развитие которых связано с изменениями состояния полости рта, следует считать термин стоматогенный верхнечелюстной синусит.

И одной из форм стоматогенного синусита как раз и является синусит одонтогенный, он же апикальный периодонтит при соответствующей анатомии.

Развивается истинный одонтогенный гайморит в двух случаях: при нагноении апикальной гранулемы или радикулярной кисты, которые в процессе своего развития ремоделировали нижнюю стенку пазухи, обеспечив выбухание в просвет синуса (рис.

 4), либо при наличии хронического апикального абсцесса с реализацией свищевого хода не на СОПР, что привычно видеть, а в просвет синуса, о чем без КТ практически невозможно догадаться (рис. 2, 5, 6). Поскольку при нагноении кисты, разрушении ее собственной стенки и эвакуации жидкого содержимого сама по себе нозологическая форма «киста» перестает существовать, стоматолог в обоих случаях имеет дело с субантральным абсцессом, который одновременно является периодонтитом.

А периодонтит, как известно, лечится путем стерилизации и обтурации корневых каналов.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 4. Ремодуляция нижней стенки верхнечелюстного синуса апикальной гранулемой от сросшихся дистального и небного корней зуба 26; костная структура ремоделированной костной ткани сохранена на всем протяжении, состояние вне нагноения.

Клинический пример. Пациенка К. обратилась к оториноларингологу районной поликлиники с жалобами на ощущение тяжести в области щеки и под глазом справа, заложенность правой половины носа и общее недомогание, развившиеся после переохлаждения.

Читайте также:  Как быстро вылечить кашель и насморк в домашних условиях

На рентгенограмме придаточных синусов носа, выполненной в полуаксиальной проекции, выявлено значительное затенение левой гайморовой пазухи. Поставлен диагноз «правосторонний верхнечелюстной синусит «.

После курса консервативной терапии пациентка отмечала значительное улучшение самочувствия, однако через месяц была вынуждена опять обратиться к врачу с жалобами на вновь появившиеся неприятные ощущения в инфраорбитальной области справа, а также на периодическое появление выделений из носа с неприятным запахом. Пациентке рекомендована консультация стоматолога.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 5. Хронический апикальный абсцесс от зуба 15, хронический одонтогенный гайморит справа, деструкция ни. жней стенки верхнечелюстного синуса (разъяснение в тексте), вазодилятация слизистой оболочки нижней носовой раковины на стороне поражения. Для сравнения стрелкой ука. зан апекс интактного зуба 25.

После осмотра полости рта проведена компьютерная томография челюстно- лицевой области.

В результате КТ-исследования стало очевидным, что костная стенка дна гайморовой пазухи в области верхушки корня зуба 15 разрушена на значительном протяжении, апекс корня выступает в просвет деструкции, пространство синуса вдоль нижней стенки на значительном протяжении заполнено бесструктурным мягкотканым содержимым, по плотности конфигурации и локализации соответствующим грануляционной ткани и гиперпластически измененной слизистой оболочке синуса (рис. 5 и 6а). Процесс ограничен по протяженности, с очевидным фокусом в области периапикальной деструкции зуба 15. В периапикальной области щечных корней зуба 16 — радиопросветления, соответствующие периапикальной гранулеме. Зубы 15 и 16 ранее эндодонтически не лечены. Проведено стандартное эндодонтическое лечение зубов 15, 16, антибактериальная терапия не назначалась. При повторной консультации через 2 недели жалоб не было. При плановом КТ-обследовании через 6 месяцев патологические изменения в верхнечелюстном синусе отсутствовали, костная структура нижней стенки пазухи восстановилась полностью, в периапикальной области зубов 15 и 16 костная структура соответствует по времени стадии репарации.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синуситаРис. 6. А — хронический апикальный абсцесс от зуба 15, хронический одонтогенный гайморит справа (см. рис. 5), парасагиттальный реформат с визуализацией каналов зуба 15 и щечных корней зуба 16; Б — идентичный реформат той же области через 6 мес. после эндодонтического лечения (пояснение в тексте).

Diagnosis serta ulla e terapiae fundamentum, — гласит мудрое изречение, то есть: достоверный диагноз — основа любого лечения.

А для постановки достоверного диагноза необходимы методы исследования, которые в каждом конкретном случае будут уместны, оправданы и способны в короткие сроки предоставить исследователю объективную информацию в достаточном объеме.

При развитии внутрикостных патологических процессов челюстей и при заболевании верхнечелюстных синусов оптимальным методом исследования следует считать компьютерную томографию. Если бы в приведенном выше случае соответствующее исследование было бы назначено своевременно, то план лечения и результаты были бы совсем другими.

Из уст некоторых врачей-стоматологов в отношении применения компьютерной томографии можно услышать такое слово, как «гипердиагностика «.

Под этим определением в данном контексте подразумевается, что специалисту для постановки верного диагноза и принятия решения достаточно минимума информации, полученной с помощью внутриротовой рентгенографии или панорамной томографии, а КТ — это излишняя процедура, не дающая никакой дополнительной информации или даже наоборот — вводящая в заблуждение. Однако понятие «гипердиагностика » подразумевает нечто иное. Это «гипердиагностика » подразумевает нечто иное. Это неверная интерпретация результатов недостаточно информативного исследования с тенденцией к констатации более тяжелого состояния пациента, чем это есть на самом деле. Проще говоря, это «притягивание за уши» сложного диагноза при простой клинической ситуации, основанное на личном мнении доктора. Если аггравация — это преувеличение пациентом его собственного болезненного состояния, то гипердиагностика — это то же самое, только уже со стороны врача и никакого отношения к использованию тех или иных методов исследования не имеет! Необоснованное назначение сложных диагностических процедур (например, МРТ головного мозга при кариесе или УЗИ слюнных желез при герпесе) тоже нельзя считать гипердиагностикой, поскольку это всего лишь банальное проявление некомпетентности специалиста. На внутиротовом и панорамном снимке имеется двухмерное суммационное изображение многих структур, поэтому можно многое не увидеть, не распознать, ошибочно интерпретировать и в результате «нафантазировать» несуществующее. Посему КТ — это не только объективный метод исследования, но и эффективный способ борьбы с гипердиагностикой.

Каналья

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

Учитывая темпоральную специфику номера, вопрос такой: чьи это зубы? Аксиальный реформат верхней челюсти, визуализация корневых каналов на уровне средней трети корней моляров.

Одонтогенный гайморит — симптомы, причины, лечение

В лор-практике бывают случаи, когда пациент приходит к оториноларингологу с жалобами на сильную заложенность в носу и гноетечение из полости носа. При этом у пациента повышенная температура тела и головные боли. Но лор-врач, осмотрев больного, отправляет его на приём к стоматологу. «Почему?», — удивитесь вы. Потому что в этом случае мы имеем дело с одонтогенным гайморитом.

Гайморит — это разновидность синусита. Развитие гайморита одонтогенной природы не связано с простудными заболеваниями или ОРВИ. Основная причина недуга — больные зубы. Сначала имеет место развитие воспалительного заболевания зуба, после воспалительный процесс с верхней челюсти  выходит за пределы ротовой полости и локализуется в гайморовой пазухе.

К подобному состоянию нельзя относиться попустительски. Вовремя обнаруженные симптомы и диагностика, проведённая грамотным лор-врачом, позволят своевременно диагностировать зубной гайморит и избежать серьёзных осложнений.

Что такое гайморовы пазухи

Гайморовы пазухи (их также называют верхнечелюстными) — это особые полости по обеим сторонам носа, заполненные воздухом. Каждая полость соединена с носовым проходом маленькими отверстиями — соустьями. Полости покрыты слизистой оболочкой.

Функция слизи — задерживать в ней бактерии и вредные частицы, а затем выводить их из организма посредством тех самых соустий.

При возникновении отёка выводное отверстие сильно сужается, в результате чего слизь вместе с вредными частицами и бактериями не может выйти наружу и застаивается.

В это время больной начинает испытывать распирающие боли в области щек — так начинается воспаление верхнечелюстной пазухи. Лечением верхнечелюстной пазухи нельзя пренебрегать, поскольку бездействие может спровоцировать тяжёлые последствия вплоть до сепсиса и менингита.

Классический гайморит может быть двусторонним, когда поражаются обе пазухи. При одонтогенной форме воспалительный процесс запускается в той пазухе, с какой стороны расположен больной зуб.

Виды одонтогенного воспаления

Болезнь начинается с серозной формы. Для неё характерны отёчность слизистой оболочки, заложенность носа, расширение капилляров, усиленная выработка секрета. Отёчность тканей приводит к сужению соустий, слизистые массы не находят выхода наружу и слизь с патогенным содержимым скапливается в пазухе. Так серозное воспаление переходит в гнойное.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

Одонтогенный гайморит диагностируется врачом-оториноларингологом, а лечением занимаются два специалиста: врач-стоматолог и оториноларинголог.

Причины возникновения одонтогенного гайморита

Понять, почему возникает острый одонтогенный гайморит очень легко — достаточно обратиться к анатомии. Если посмотреть на строение черепа, то можно увидеть: 5, 6 и 7 зубы верхней челюсти расположены очень близко к гайморовой пазухе.

Бывают случаи, что эти зубы даже заходят в её полость.

Инфекция, находящаяся в зубе, легко истончает и без того небольшое расстояние между зубом и стенкой пазухи и беспрепятственно проникает внутрь, таким образом запуская воспалительный процесс.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

Развитие в острой форме происходит в силу следующих причин:

  • Неправильная гигиена полости рта. Самая частая причина заболевания — это пренебрежение элементарными правилами ухода за ротовой полостью: неправильная и нерегулярная чистка зубов, затягивание визита к стоматологу, когда есть проблемы с зубами. В особой группе риска те пациенты, у кого диагностирована запущенная форма кариеса с развивающимся некрозом зубного нерва.
  • После удаления зуба. Попадание инфекции после удаления зуба связано с образованием свища — небольшого канала, через который инфекция попадает в гайморову пазуху. Это происходит в случае, когда корни больного зуба входили в гайморову полость.
  • Неправильно установленная пломба. К сожалению, бывают случаи, когда развитию воспаления способствуют неумелые действия недостаточно квалифицированных стоматологов. Часть пломбы может попасть в пазуху, и она тут же будет воспринята организмом, как инородная частица, и запустится воспалительный процесс. Если после посещения зубного врача у вас начался насморк, нужно проконсультироваться с оториноларингологом.
  • Заболевания ротовой полости. Кариес, болезни дёсен, пародонтоз, наличие кист — все те болезни, при которых на слизистой оболочке полости рта находится очаг инфекции.
  • Сниженный иммунитет. Снижение иммунитета приводит к активности бактерий, которые постоянно находятся в ротовой полости.
Читайте также:  Лимон при боли в горле - можно ли его есть

Симптомы заболевания

Симптоматика болезни схожа с классическим воспалением гайморовых пазух. Только высококвалифицированный оториноларинголог сможет отличить от обычного одонтогенный синусит.

Признаками одонтогенного гайморита являются:

  • постоянная заложенность носа;
  • гнойные выделения из носа с характерным запахом;
  • возникновение запаха из ротовой полости больного;
  • болевые ощущения в области щёк под глазами;
  • острая зубная боль в верхней челюсти;
  • повышенная температура тела.

Также к симптомам относится общее ухудшение самочувствия, непроходящее чувство усталости, проблемы со сном.

Специфическими симптомами одонтогенного гайморита гнойной формы являются болевые ощущения при лёгком надавливании на одну из щёк или при небольшом постукивании по зубам, расположенным в области воспалённой пазухи.

Хронический одонтогенный синусит проявляется дискомфортом в области поражённой пазухи. В целом больной чувствует себя удовлетворительно, пока не наступает период обострения.

Диагностика и лечение

Лечение воспалённой верхнечелюстной пазухи, как и любого другого заболевания, начинается с диагностики и определения причин, приведших к воспалительному процессу. Одонтогенный гайморит — коварное заболевание, которое необходимо лечить под контролем врача — оториноларинголога. Он выявит точную причину болезни и расскажет, как лечить недуг.

Диагностика начинается с осмотра пазух. Наиболее эффективный способ изучения носовой полости — это эндоскопия. Для выявления и лечения больного зуба, вызвавшего воспаление, пациента направляют на рентгенологическое исследование, а в особо тяжёлых случаях на компьютерную томографию.

Эффективное лечение состоит из нескольких этапов. Традиционно, первый этап лечения заключается в устранении причины загноения.

Если первопричина заболевания — проблемный зуб, то на начальном этапе болезнь лечится удалением зуба.

Проводится удаление в стамотологии — прежде чем удалить зуб, нужно со всей ответственностью подойти к выбору клиники, поскольку неопытный врач может только усугубить ситуацию.

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

Если мы имеем дело с перфорацией гайморовой пазухи и проникновением в неё, например, части материала для пломбирования зуба — в этом случае показано хирургическое лечение. Операция проводится с целью удаления из пазухи инородного тела и последующим устранением места дефекта.

Если гайморит без перфорации, чтобы высвободить из пазухи гнойный массы, проводится пункция (прокол) верхнечелюстной пазухи.

Устрание симптомов заключается в приёме антибактериальных препаратов, промываниях носовой полости, использовании сосудосуживающих капель, а также проведении физиопроцедур.

Лечение всех форм гайморита — это профиль нашей клиники! Высококвалифицированные лор-врачи, современное оборудование и гибкая ценовая политика — вот три составляющих успеха нашей Лор-клиники.

  • Если вы столкнулись с проблемой гайморита, не затягивайте с визитом к врачу!
  • Пожалуйста, записывайтесь на приём и приходите!
  • Мы Вам непременно поможем!

Одонтогенный синусит или гайморит от проблемных зубов | ЛОР Боклин А. К

Синусит, связанный с простудой считается обычным явлением, но триггерами развития гайморита могут быть и больные зубы. Эта форма заболевания называется зубной или одонтогенный синусит.

Возможными причинами одонтогенного гайморита может быть воспаление корня зуба, и погрешности в лечении или удалении верхних коренных зубов.

В некоторой степени такая форма синусита отличается от типичного острого гайморита, поэтому лечение имеет свои особенности.

Как развивается «зубной» гайморит?

Лечение одонтогенного гайморита и верхнечелюстного синусита

К числу частых возбудителей, относятся такие бактерии, как:

  • Streptococcus pneumonia – стрептококк;
  • Haemophilus influenza – гемофильная палочка;
  • Moraxella catarrhalis – протобактерия Моракселла.

Одонтогенный верхнечелюстной синусит может также формироваться из-за удаления зубов (экстракции).

Если удаляется один из верхнечелюстных моляров, с повреждением костной пластики верхней челюсти, бактерии из полости рта могут проникнуть внутрь пазухи.

В этом случае говорят об образовании неестественного соединения полости рта и околоносовой пазухи – ороантральный свищ. Этот триггерный фактор считается одной из распространенных причин «зубного» синусита.

Третья дентальная причина синусита связана с воспаленными корнями, оставленными незамеченными. В результате образуются кисты, которые «прорастают» в полость пазухи.

Острый и хронический одонтогенный синусит

Эта форма синусита достаточно болезненная. Это происходит из-за связи острой формы с воспалением в области корня зуба. Однако, если всегда есть постоянные стоматологические проблемы, острый синусит может перейти в хроническое воспаление антрального отдела пазухи. Две формы синусита отличаются по своим симптомам.

Острый зубной синусит проявляется:

  • Сильная пульсирующая боль;
  • Отек вокруг щеки (может доходить до века);
  • Покраснение носовой стенки и носовых раковин;
  • Секреция из носа слизисто-гнойного характера.

Кроме того, при нажатии на пораженную область может возникнуть боль. Острый зубной синусит как правило сопровождается повышенной температурой.

Признаки хронической формы одонтогенного гайморита часто гораздо менее выражены. У некоторых пациентов симптомы вообще проявляются лишь изредка – например, в виде редких головных болей.

Диагностика «зубного» синусита

Воспаление антрального отдела может иметь несколько причин и не обязательно должно исходить от зубов.

Поскольку лечение всегда должно быть причинно-следственным, врач должен поставить точный диагноз. В контексте одонтогенного синусита типично одностороннее возникновение симптомов.

Другие жалобы, такие как боль, которая обычно усиливается при наклоне, являются дополнительными симптомами.

Дальнейшие исследования включают риноскопию (эндоскопию носа) и методы визуализации:

  • Рентгенологические обследования;
  • КТ (компьютерная томография);
  • DVT (цифровая объемная томография);

Лечение «зубного» гайморита

Из-за множества причин, которые могут привести к данной форме синусита – удаление зуба (экстракция), грибковая инфекция, проникновение инородного материала в просвет гайморовой пазухи – лечение отличается. Устранение причины – основная цель данной терапии. Острое воспаление достаточно хорошо лечиться антибиотиками. Однако в случае хронического процесса они теряют свою эффективность.

Акцент в данном случае ставиться на хирургическое лечение. Возможные хирургические методы варьируются от минимально инвазивных подходов (эндоскопическая хирургия) к более обширной хирургии. К последним относятся методики по Фельдману, Абелло и др.

Кроме того, возможна временная установка дренажа (открытое соединение с полостью носа), которая необходима для улучшения вентиляции пазухи.

В любом случае выбор стратегии лечения обсуждается непосредственно со специалистом, после детального обследования.

С уважением, врач оториноларинголог хирург к.м.н. Боклин А.К.

Системная антибактериальная терапия при одонтогенном верхнечелюстном синусите на современном этапе

Царапкин Г.Ю., Туровский А.Б., Завгородний А.Э.

Хронический синусит занимает первое место среди всех хронических заболеваний ЛОР-органов. Хроническое воспаление пазухи, как правило, развивается на фоне рецидивирующего острого процесса.

По международной классификации гайморит принято считать хроническим при длительности воспалительного процесса более 3 месяцев. По нашему мнению, наиболее рациональной для клинической практики является модифицированная классификация хронического синусита по Б.С. Преображенскому.

Соответственно этой классификации выделяют следующие формы воспаления околоносовых пазух: экссудативную, продуктивную, альтеративную, смешанную, вазомоторную и аллергическую.

Существенная роль в возникновении хронического воспаления в верхнечелюстном синусе принадлежит заболеваниям зубов верхней челюсти.

Одонтогенный гайморит (ОГ), по сути, является осложнением, которое возникает в результате распространения патологического процесса из периапикального очага хронической инфекции в области премоляров или моляров верхней челюсти (периодонтиты, периоститы, остеомиелиты, нагноившиеся радикулярные кисты, имеются также указания о возможности возникновения гайморита при абсцедирующей форме пародонтита). Больные одонтогенным гайморитом поступают на лечение как в стоматологические, так и оториноларингологические стационары. По данным стоматологов, одонтогенный гайморит обнаруживается у 12-50% больных хроническим синуситом. По наблюдениям оториноларингологов, частота одонтогенного гайморита колеблется в среднем от 2 до 25%, причем его открытая (перфоративная) форма составляет 41,2-77,2%. Такие разноречивые данные обусловлены не истинным соотношением одонтогенных и риногенных гайморитов, а спецификой обследования больных в стационарах различного профиля. Диагностика одонтогенного гайморита затруднена и требует синергизма в работе оториноларингологической и стоматологической служб. Заболевания зубов верхней челюсти, протекающие практически бессимптомно, как правило, не расцениваются как причина синусита. К сожалению, врачи стоматологи и оториноларингологи часто недооценивают причинно-следственную связь между патологией верхнечелюстного синуса с заболеваниями и аномалиями развития зубов, что приводит к диагностическим ошибкам и рецидивирующему течению заболевания. Лечение одонтогенного гайморита должно быть комплексным и во всех случаях включать санацию очага инфекции.

Читайте также:  При каком давлении закладывает уши – высокое или низкое

Сложность консервативного лечения одонтогенного гайморита заключается в том, что воспалительный процесс в верхнечелюстной пазухе, развившийся в результате длительного периапикального воспаления зубов верхней челюсти, принимает первично хронический характер и в большинстве случаев требует хирургического лечения, объем которого зависит как от эндоскопической картины, так и функционального состояния слизистой оболочки. Консервативное лечение эффективно лишь при экссудативной форме воспаления.

Антибактериальная терапия одонтогенного верхнечелюстного синусита носит эмпирический характер и опирается на данные об основных возбудителях и их чувствительности к антимикробному препарату в регионе.

Также учитывается тот факт, что вследствие высокой частоты распространенности микробных ассоциаций существенно повышается риск встречаемости b-лактомазопродуцирующих штаммов.

В этой связи антибиотикотерапия одонтогенного гайморита сводится к выбору между защищенными пенициллинами и респираторными фторхинолонами.

Целью нашего исследования явилось изучение возможностей повышения эффективности лечения одонтогенного гайморита.

За последний год нами наблюдалось 32 пациента, страдающих одонтогенным гайморитом и находившихся на стационарном лечении в ЛОР-отделении Московской клинической больницы им. С.П. Боткина — 13 мужчин и 19 женщин (средний возраст — 38 лет).

Диагноз одонтогенного синусита устанавливался на основании жалоб, данных анамнеза, объективного осмотра (синусоскопии, эндоскопического исследования полости носа, ороскопия), результатов рентгенологического исследования (обзорная рентгенография, панорамная зонография и КТ околоносовых пазух). Все пациенты были консультированы стоматологом. У всех больных была отмечена легкая и среднетяжелая степень течения заболевания.

«Причинными» зубами явились: I моляр — 19 пациентов, II моляр — 9 пациентов, II премоляр — 4 пациента. В одном случае имело место сочетание патологии II премоляра и I моляра.

Среди обследованных 4 человека имели открытую (перфоративную) форму одонтогенного гайморита: 3 — антроальвеолярное сообщение с верхнечелюстной пазухой вследствие удаления I моляра, 1 — II моляра.

Группа с закрытой формой одонтогенным гайморитом составила 28 человек, при этом в четырех случаях процесс был связан с наличием пломбировочного материала в верхнечелюстном синусе. Экссудативная форма была зарегистрирована у 9 пациентов.

По результатам обследования оперативное лечение было паказано 19 пациентам с закрытой формой одонтогенного гайморита, 14 из них от предложенной операции отказались.

В результате проведенных бактериологических исследований у 17 больных с одонтогенным гайморитом в пунктате верхнечелюстной пазухи обнаружены ассоциации анаэробов и аэробов. Изолированные культуры аэробов и анаэробов получены в 3 и 7 случаях соответственно. В 5 исследованиях роста флоры не получено (рис. 3).

Аэробная флора была представлена Streptococcus spp., Staphylococcus aureus, Haemophilus influenzae, Pseudomonas aeruginosa. Анаэробная — грампозитивными кокками (Streptococcus spp.), Veillonella spp., Prevotella spp., Peptostreptococcus spp, Fusobacterium spp.

Консервативное лечение включало в себя антибактериальную терапию защищенными пенициллинами, пункции (промывание) гайморовой пазухи с введением физиологического раствора, местное применение деконгестантов. Все пациенты были консультированы стоматологом, санация одонтогенного очага инфекции проводилась на 3-4-е сутки после начала консервативной терапии.

В своей работе мы сравнили эффективность проведения системной антибактериальной терапии одонтогенного гайморита амоксициллин/сульбактамом, который недавно появился на рынке России, и давно используемым в ЛОР-практике амоксициллин/клавуланатом. Оба препарата относятся к группе защищенных пенициллинов.

Трифамокс ИБЛ® (амоксициллин/сульбактам) — противомикробное средство из группы пенициллинов (зарегистрирован осенью 2005 г. в России (Трифамокс ИБЛ®, Лабораториос Багo С.А.

, Аргентина)), обладает широким спектром бактерицидного действия в отношении аэробных грамположительных бактерий (включая штаммы, продуцирующие b-лактамазы): Staphylococcus aureus, Staphylococcus epidermidis, Staphylococcus saprophyticus, Streptococcus pyogenes, Streptococcus anthracis, Streptococcus pneumoniae, Streptococcus viridans, Enterococcus faecalis, Corynebacterium spp., Listeria monocytogenes; анаэробных грамположительных бактерий: Clostridium spp., Peptococcus spp., Peptostreptococcus spp.; аэробных грамотрицательных бактерий (включая штаммы, продуцирующие b-лактамазы): Escherichia coli, Proteus mirabilis, Proteus vulgaris, Klebsiella spp., Salmonella spp., Shigella spp., Bordetella pertussis, Yersinia enterocolitica, Gardnerella vaginalis, Neisseria meningitidis, Neisseria gonorrhoeae, Moraxella catarrhalis, Haemophilus influenzae, Haemophilus ducreyi, Yersinia multocida, Campylobacter jejuni, Acinetobacter spp.; анаэробных грамотрицательных бактерий (включая штаммы, продуцирующие b-лактамазы): Bacteroides spp., включая Bacteroides fragilis.

Амоксициллин действует бактерицидно, угнетая синтез бактериальной стенки. Сульбактам является стабильным необратимым ингибитором b-лактамаз, выделяемых микроорганизмами, устойчивыми к b-лактамным антибиотикам.

Сульбактам расширяет спектр активности препарата в отношении устойчивых штаммов, не изменяя активности амоксициллина в отношении чувствительных штаммов, образуя комплексы с пенициллин-связывающими белками бактерий, проявляет синергизм при одновременном применении с b-лактамными антибиотиками.

Собственной клинически значимой антибактериальной активностью сульбактам не обладает (за исключением Neisseriaceae и Acinetobacter).

Препарат выпускается как в таблетированной, так и в инъекционной форме, что очень удобно при проведении ступенчатой терапии. При приеме во внутрь препарат имеет большой объем распределения и достигает высоких концентраций в тканях и жидкостях организма, особенно в слизистой оболочке верхних дыхательных путей.

По скорости развития бактерицидного действия амоксициллин/сульбактам значительно опережает другие антибактериальные препараты, т. к.

обладает значительно большей, чем клавуланат или тазобактам, устойчивостью к изменениям рН раствора, а с практической точки зрения это означает, что в условиях реального инфекционного процесса, протекающего со значительными вариациями кислотности среды, сульбактам способен активнее проникать в ткани, чем другие ингибиторы b-лактамаз.

В нашей работе пациенты, которым проводилось только консервативное лечение в зависимости от проводимой антибактериальной терапии, были разделены на 2 группы (основную и контрольную), сходные по полу, возрасту и характеру процесса в верхнечелюстных пазухах и зубочелюстной области. В основную группу вошли пациенты, получавшие амоксициллин/сульбактам, в контрольной группе антибактериальная терапия проводилась амоксициллин/клавуланатом. Все пациенты получали антибиотик в сравнимых дозировках по амоксициллину (500 мг х 3 раза в сутки per os).

По результатам проведенного консервативного лечения была отмечена выраженная положительная динамика основных клинических симптомов заболевания к 7-м суткам в обеих группах больных с экссудативной формой одонтогенного синусита. У пациентов с гнойно-полипозным поражением верхнечелюстной пазухи, получавших амоксициллин/сульбактам, ремиссия была достигнута на 8-е сутки, а в контрольной группе на 9-е.

Антимикробная эффективность и высокая чувствительность микроорганизмов к препаратам подтверждены данными микробиологического исследования в динамике.

Таким образом, амоксициллин/сульбактам не уступает традиционным защищенным пенициллинам, клиническая эффективность которых проверена временем, а также имеет ряд преимуществ:

  • Сульбактам более устойчив к изменениям рН, благодаря чему способен активнее проникать в воспаленные ткани.
  • Высокая толерантность сульбактама к колебаниям рН позволяет вводить его внутримышечно.
  • Сульбактам более устойчив к большинству плазмидных и хромосомных b-лактамаз I типа.
  • Амоксициллин/сульбактам более удобен для проведения ступенчатой терапии, так как имеет, помимо пероральной, форму для внутримышечного и внутривенного введения.

В заключение следует отметить, что амоксициллин/сульбактам является эффективным препаратом в лечении одонтогенных синуситов и может быть рекомендован в качестве стартовой терапии при хроническом верхнечелюстном синусите. Оптимальный выбор антибактериальных средств для лечения одонтогенных процессов в верхнечелюстном синусе уменьшает сроки лечения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector